Кислотный террор против Филина неожиданные подробности


Опубликовано: 15 сентября 2014

Если Сергей Филин видит, то облившим его кислотой могут смягчить статью. Адвокаты фигурантов дела, основным из которых стал солист театра Павел Дмитриченко, оспаривают квалификацию выдвинутого обвинения. Именно от этого впоследствии будет зависеть приговор.
Столичные эксперты оценили причинённый вред здоровью Филина как средний, несмотря на то, что ранее диагностировали тяжелейшие ожоги глаз и кожи лица. А следствие считает, что пострадавший худрук практически ослеп, поэтому квалифицирует уголовное дело по статье «Причинение тяжкого вреда здоровью». Окончательное решение будет вынесено после проведения судебно-медицинской экспертизы. Её сделают сразу по возвращению Филина из Германии, где сейчас он проходит лечение. Вместе с документами российской больницы судмедэкспертам предстоит изучить бумаги из университетской клиники немецкого города Аахен, которые пока поступили не в полном объёме. Однако уже сейчас высказываются предположения, что статью, скорее всего, придётся смягчить.
Согласно медицинскому заключению, полученные Филиным повреждения не повлекли полной потери зрения. По закону эти травмы не подпадают под ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), по которой в настоящий момент расследуется громкое уголовное дело. В ст. 111 УК РФ, которая подразумевает для обвиняемых до 12 лет тюрьмы, говорится либо о полной потере зрения, либо о неизгладимом обезображивании лица. Ни того, ни другого в случае с Сергеем Филиным нет. Адвокат Павла Дмитриченко Виолетта Волкова считает, что переквалификация должна быть на ст. 112 УК, причём на её более «лёгкий» пункт — где говорится о причинении вреда здоровью одиночкой, а не организованной группой. Адвокат другого подозреваемого — Андрея Липатова — Сергей Жорин, в свою очередь, заявил, что защита будет использовать в качестве доказательств документы, подписанные самим Сергеем Филиным уже после покушения. Защитник намерен требовать экспертизы, чтобы по почерку установить, мог ли подписать эти бумаги полностью ослепший человек или нет.
Представитель Сергея Филина Татьяна Стукалова ранее уже заявляла, что, по её данным, «Сергей Филин сейчас не видит ни правым, ни левым глазом».
Преступники в любом случае понесут наказание, но в какой же степени заслуженное? Собственно, мы вот о чём: покушение на художественного руководителя Большого театра вызвало однозначную реакцию общественных масс. «Виновных необходимо найти и наказать!» — так в двух словах можно пересказать многочисленные заявления артистов и руководства Большого, журналистов и всех других сочувствующих. Примерно так же рьяно все кинулись защищать и солиста Павла Дмитриченко до его признания. Протестуя против ареста Павла, защита показывала положительные характеристики с места жительства, обращение всё тех же сотрудников Большого театра, которое подписали 155 человек, а также список из 30 персон, готовых поручиться за его достойное поведение. Однако, Дмитриченко остаётся подозреваемым и под арестом. А теперь идёт разговор о том, чтобы смягчить ему статью обвинения, причём защита Дмитриченко выставляет Филина теперь почти симулятором. Мол, не надо тут рассказывать о сильном вреде здоровью и придумывать то, чего на самом деле нет. У следствия позиция диаметрально противоположная. А что же общественность? В этот раз она не кидается защищать ни того, ни другого, и не кричит, и не требует смягчить или «утяжелить» статью обвинения. Таким образом, можно надеяться, что судебная экспертиза даст возможность справедливо определить статью обвинения и никакой общественный резонанс (направленный на активную поддержку то одной, то другой стороны дела) не окажет влияния на этот судебный процесс.
По мнению Татьяны Стукаловой, судмедэкспертиза может точно так же проводиться по медицинским документам, которые запрашиваются в клинике, где он лечится. Она отметила, что за процессом лечения Сергея Филина внимательно следит Министерство здравоохранения РФ.
«Кроме того, в деле уже имеются результаты экспертизы жидкости, которой облили Сергея. Это была кислота. Как можно после кислоты вообще видеть, если целая банка в глаза человеку вылита?» — сказала юрист.
Чуть раньше известия о том, что Сергей Филин лишился зрения, адвокат подозреваемого в организации «кислотной атаки» Павла Дмитриченко Виолетта Волкова заявила, что, по её данным, зрение на обоих глазах у худрука Большого театра сохранено, и что он специально уклоняется от судебно-медицинской экспертизы, чтобы усугубить положение её подопечного.

Комментирование закрыто

ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

КОНТАКТЫ ИЗДАТЕЛЯ

[email protected]
Володин Олег Григорьевич - руководитель проекта.
Харьков, улица Алчевских 31, офис 59
Проект О Европе без политики 2007 - 2014 год